Имя Ивана Николаевича Сахарова, крупного общественного деятеля рубежа XIX- XX веков, долгое время оставалось в тени, и тот факт, что его стараниями и на его средства в 1895 году в родной Выездной Слободе была открыта одной из первых в Арзамасском уезде бесплатная народная библиотека, до начала 1990-х гг. не был известен.

 

Иван Николаевич Сахаров родился 9 октября 1860 года. Он был, по-видимому, третьим ребенком в семье. Восприемниками были «Арзамасскаго Воскресенскаго собора протоиерей и кавалер Иоанн Иосифович Сахаров и губернскаго секретаря Алексея Петрова Терновского жена Александра Ивановна».

В 1879 году Иван Николаевич окончил Нижегородскую гимназию и поступил на юридический факультет Московского университета. В 1883/84 учебном году Иван Николаевич был стипендиатом Московского университета, который закончил 25 мая 1884 года первым по списку в звании кандидата прав, и начал службу помощником присяжного поверенного. Сначала служил у присяжного поверенного Шубинского, а с 1885 года у известного адвоката и общественного деятеля Ф.Н. Плевако.

Профессиональная деятельность Ивана Николаевича складывалась успешно. В мае 1889 года он был принят в присяжные поверенные Московского Окружного суда, приобрел большую адвокатскую практику, и его заработок, как видно из ежегодных докладных Департамента полиции, постоянно возрастал, достигнув к 1893 году 6000 р. в год. В докладной 1897 года сказано: «Занимается адвокатурой, чем и добывает большие средства».

Иван Николаевич выступал в ряде громких уголовных процессов, в том числе и двух (по крайней мере), связанных с пароходными авариями: один с аварией на Волге, второй – о столкновении судов «Владимир и «Колумбия» на Черном море в 1894 году. Его речь на последнем процессе помещена в 4-м томе семитомника  «Русские судебные ораторы в известных уголовных процессах».

Он также выступал в политических процессах, привлекших общественное внимание: «Дело о беспорядках на фабрике Коншина» (1897), «Дело о саратовской демонстрации» (1902), «Дело о погроме в Кишиневе» (1903). В одном из полицейских донесений Иван Николаевич характеризуется как «постоянный адвокат стачечников». Участвовал он как защитник ив Выборгском процессе 1907 года, на котором 167 членов I Государственной Думы, подписавших Выборгское воззвание, были осуждены на три месяца заключения.

 

Иван Николаевич также активно участвовал в работе Совета присяжных поверенных Московской судебной палаты. Он состоял членом комиссии по Уставу об опеке и был кандидатом в члены конституционной комиссии. В 1915 году он избран в правление Московского юридического собрания, а в 1917 году стал его председателем.

Иван Николаевич был доверенным лицом и вел финансовые дела нескольких литераторов, в том числе очень популярного тогда писателя П.Д.Боборыкина и известного книговеда и популяризатора книг Н.А.Рубакина. Сохранилась переписка Сахарова с Рубакиным, который с 1902 года жил в основном в Швейцарии, а с 1907 года никогда не приезжал в Россию. Переписка касается финансовых отношений Рубакина с известным издателем Сытиным, продажи крымского имения Рубакина, усыновления детей Рубакина и его гражданской жены Л.А.Коломийцевой.

Круг общественных интересов и связей Ивана Николаевича был очень широк. С конца 80-х годов он публиковался в газете «Русские ведомости», и в ее юбилейном выпуске 1913 года помещена его автобиография. С 1897 года, когда издателем газеты «Русское слово» стал И.Д.Сытин, Сахаров сотрудничает в ней. В полицейском донесении 19 января 1899 года отмечается: «Вахтеров при сотрудничестве Рубакина и Сахарова начал постепенно преобразовывать его («Русское слово») из консервативного органа в либерально-народнический». Это донесение подписано московским обер-полицмейстером Д.Ф.Треповым, сыном того Трепова, в которого стреляла Вера Засулич.

С 1892 года Сахаров был членом Комитета Общественного вспомоществования нуждающимся студентам Московского университета, с 1899 года членом Московского отделения Императорского Русского технического общества, членом Комиссии по  техническому образованию. Он входил в Московский комитет грамотности и в 1893-1895 годах был его секретарем, а также членом Комиссии о введении в России всеобщего обучения и секретарем комиссии по устройству сельских библиотек.

С 1892 года он был действительным членом Общества распространения полезных книг и членом редакционной комиссии. Сохранилась записка А.П.Чехова к нему о книгах для библиотеки на Сахалине и часть переписки с инспектором народных училищ Смоленским, связанной с тем, что в 1895 году на средства Сахаровых в селе Выездном была создана библиотека.

В 1898 году Иван Николаевич становится одним из инициаторов создания Общества содействия устройству общеобразовательных народных развлечений, в 1901 году одним из директоров Общества распространения национальной музыки в России. В 1906 году он входит в Лигу народного образования и избирается товарищем председателя Московского отделения. В 1911 году он становится членом правления Московского общества грамотности, в 1912 году участвует в Фонде народного просвещения при газете «Новь». Он был также членом Педагогического общества им. Ушинского, в 1914 году избран в его финансово-исполнительскую комиссию, которая планировала провести 3-й Всероссийский съезд учителей летом 1916 года.

В 1905 году в Москве создается политический кружок Ледницкого-Сахарова. В это же время Иван Николаевич участвует в создании первых профессиональных объединений интеллигенции, представляет Союз учителей в Союзе Союзов. В июне 1905 года он участвует в первом съезде Союза Союзов, проходившем конспиративно в Выборге, а в 1906 году избирается в Бюро Союза Союзов.

С весны 1905 года Иван Николаевич участвует во всех собраниях, на которых формируется партия конституционных демократов («Партия народной свободы»). На одном из таких собраний 5 апреля 1905 года Сахаров читал лекцию о конституции Германии. Позже, перед выборами во II Государственную Думу, Иван Николаевич полагал, что будет выдвинут кандидатом в нее от партии КД, но был избран только выборщиком. Он также собирался баллотироваться в 1912 году и приезжал в предвыборный период в Петербург, но не был поддержан руководством партии. Иван Николаевич оставался активным членом партии до ее запрещения в 1917 году.

После Императорского рескрипта от 18 февраля 1905 года чрезвычайное собрание присяжных поверенных округа Московской судебной палаты 13 марта учредило Конституционную комиссию для выработки конституционного законопроекта в составе 18 членов и 8 кандидатов, и Иван Николаевич Сахаров был избран в число последних. Это собрание приняло резолюцию, содержащую принципы будущей Конституции.

Сахаров был одним из редакторов-составителей сборника «Против смертной казни», отпечатанный без предварительной цензуры в апреле 1906 года в типографии И.Д.Сытина в количестве 3500 экземпляров. Рассмотрев названный сборник, Цензурный комитет дважды пытался его арестовать, но в итоге книга из-под ареста была освобождена, а в 1907 году вышло ее второе издание, в котором помещен ряд новых статей, в том числе рассказ Льва Толстого «Божеское и человеческое».

Сборник «Против смертной казни» был значительным событием российской общественной жизни и широко обсуждался в либеральной прессе. Одна из статей в нем называлась «Позор родной земле». И он в какой-то мере обосновывал в программе партии конституционных демократов пункт о необходимости отмены в России смертной казни.

 

*        *        *

 

Деятельная натура И.Н.Сахарова, его участие во многих общественных начинаниях, а, возможно, и политическая позиция вызывали неоднозначное отношение к нему современников, что отразилось в нескольких сохранившихся в литературе отзывах.

В.В.Вересаев, упоминая Ивана Николаевича в записках о своей книге «Записки врача», цитирует письмо писательницы А.А.Вербицкой, где она говорит о Сахарове: «Очень сухой, черствый даже».

В.И.Вернадский в письмах к жене с неодобрением отзывается о Сахарове и его деятельности, в частности, в Московском обществе грамотности.

А Иван Бунин в своих воспоминаниях о Чехове пишет: «Известный в Москве адвокат Иван Николаевич Сахаров, один из тех, кто всегда вертится около актеров, писателей, художников». Но о ком Бунин пишет по-доброму?

Обвенчались Иван Николаевич и Мария Петровна Сахаровы в 1899 году, уже после рождения всех их шестерых детей. Несмотря на то, что почти 20 лет Сахаровы жили без церковного брака, родители Ивана Николаевича тепло и очень уважительно относились к Марии Петровне и трогательно, нежно к их детям.

В октябре 1899 года обратились с ходатайством «об оказании им особой Монаршей милости по семейному их делу, об узаконении добрачных детей». Прошение было удовлетворено 10 октября 1901 года, и уже 25 октября 1901 года Иван Николаевич получил бессрочный паспорт, в котором было записано: «При нем жена Мария Петровна 40 лет и дети родившиеся: Татьяна 4-го мая 1883 года, Сергей 17 июля 1885 года, Иван 25 февраля 1887 года, Дмитрий 19 февраля 1889 года, Николай 2 мая 1891 года, Георгий 11 августа 1897 года. Арбатской части, 2-го участка пристав

(подпись)»

Жили Сахаровы все годы в центре Москвы, в ее Тверской и Арбатской части, сменив между 1886 и 1910 годами десять квартир, когда, наконец, обосновались в Гранатном переулке, д.3, занимая квартиру из 6-ти комнат – 2-й этаж небольшого особняка.

О доме Сахаровых, о Марии Петровне и Иване Николаевиче вспоминает его племянница Елизавета Ивановна Доброхотова: «У меня из впечатлений детства,    а затем и отрочества стоит передо мной дорогой дядя Ваня, он очень меня интересовал, но я робела перед ним несколько. Живой, деловитый – с энергичными движениями. Помню, как сейчас, его низковатый голос, улыбку, мне казалось, что он несколько подтрунивает надо мной. В доме шла своя особенная жизнь, комнаты мне, провинциалке, казались такими парадными с их дорогими коврами и мебелью. Помню, как вся наша нижегородская детвора ждала его приезда традиционного на Новый год! Как сильно действовало на всех его «могущество», особенно когда оказывалось, что каждый из нас может от него получить желаемый подарок. Это обсуждение происходило днем, за общим обеденным столом, а потом, к вечеру, он куда-то исчезал, а под самый Новый год они всегда с дядей Васей являлись ряжеными в масках, и мы бегали за ними, стараясь узнать. Все это было так интересно и оставалось ярким впечатлением, может быть самым ярким из всего остального года!.. С тетей Маней я в сущности подружилась уже будучи сама достаточно пережившим семейным человеком. Она привлекала к себе своим необыкновенным умом. Это чувствовалось в каждом суждении и в ее ценных советах. Я очень нуждалась в таком общении. Я очень благодарна ей. Как она умела понять любое жизненное положение и указать возможный выход. И затем, в ней чувствовалась такая семьянинка, к которой тянулись нити от каждого, и семья, должно быть, была такая спаянная от мала до велика. Красивая такая семья! И нечасто это наблюдается».

Дети Сахаровых начинали учиться дома (Иван вместе с сыном академика Вернадского Георгием), потом мальчиков отдавали в одну из лучших московских гимназий – 7-ю им. Александра Первого. Сергей и Дмитрий окончили ее с серебряными медалями. Кроме того, Дмитрий окончил с золотой медалью музыкальное училище им. Гнесиных. Дальнейшее образование Сергей, Иван и Дмитрий получили в Московском университета. Старшие дети Татьяна и Сергей какое-то время учились в Германии в Гейдельберге.

Иван Николаевич много раз был во Франции и Швейцарии, бывал в Италии, Норвегии, Австрии и регулярно ездил «на воды» в Германию. В июне 1914 года он поехал в Бад-Гомбург, а в июле он присоединился к семье во Франции, в Бретани, где и застала их Первая мировая война.

Еще до войны ( в 1913 г.) Сахаровы приобрели в Кисловодске дом с большим участком земли. Там они провели лето 1916 года. В начале 1918 года Иван Николаевич с Марией Петровной и младшим сыном Георгием вновь уехали в Кисловодск. Отъезд их был вызван скорее всего нежеланием Ивана Николаевича, активного члена запрещенной в конце 1917 года партии конституционных демократов, оставаться в большевистской Москве. В ноябре 1918 года Иван Николаевич приезжал в Москву на крестины внука, и попытаться как-то решить финансовые дела семьи. На обратном пути в Кисловодск он заболел тифом и умер в Харькове. Точная дата его кончины до последнего времени была неизвестна. Но в 1992 году удалось найти некролог, опубликованный в харьковской газете «Новая Россия» 11 декабря 1918 года:

« В ночь с 5 на 6 декабря в Александровской больнице скончался от тифа московский присяжный поверенный и крупный общественный деятель Иван Николаевич Сахаров. В Харькове Сахаров очутился совершенно случайно. Он ехал в Крым, по-видимому, в дороге заболел тифом и был доставлен кем-то в больницу.

Биография Ивана Николаевича несложна: окончив московской адвокатуры, причем скоро стал выступать в политических и сектантских процессах. Одновременно началась его широкая общественная деятельность в сфере, преимущественно, культуры и просвещения. Так, он избран был секретарем знаменитого в свое время московского комитета грамотности. С закрытием последнего в 1895 г., стал работать в других культурно-просветительских организациях, а в 1905 году сам явился основателем «Лиги образования», просуществовавшей всего два года: в 1907 году она была закрыта.

Иван Николаевич был, между прочим, выборщиком от партии конституционных демократов (кадетов) во вторую Государственную Думу и председателем возникшей при центральном комитете партии комиссии по вопросам и свободе совести.

Не чужд был Иван Николаевич и литературы. В течение долгих лет, начиная с конца 80-х годов, он по юридическим вопросам писал в «Русских ведомостях», а в 1906 г. выпустил сборник против смертной казни, выдержавший несколько изданий.

Пишущий эти строки хорошо знал покойного. В личных отношениях он был чуткий, отзывчивый и в высшей степени доброжелательный человек. Мир праху его!

Е.П.Белоконский»

Подробнее...

© МБУК ЦБС Арзамасского района